— Владимир Яковлевич, сегодня термин «аутизм» широко описан в различных источниках. Скажите, пожалуйста, а как можно понять, что чувствует аутичный ребенок?
— Для того, чтобы понять, что чувствует аутичный ребенок, давайте рассмотрим следующую ситуацию. Зима, ледяная горка, с которой катаются дети. Наверху стоят два ребенка – один аутист, второй здоровый. И одному и второму страшно. Этот страх нормален, он обоснован оборонительной реакцией организма, которая диктует нам, что там – на горке может быть небезопасно. Но здоровый ребенок в отличие от аутиста, при виде этой горки, катающихся детей испытывает и противоположные чувства – азарт и любопытство. У здорового ребенка есть проприоцептивные ощущения (прим. ред. ощущения, отражающие движение и положение тела в пространстве благодаря рецепторам, расположенным в мышцах, связках и вестибулярном аппарате), т. е. чувство ориентации в окружающем пространстве, и он может актуально представить себя съезжающим с этой горки. В определенный момент его азарт перевешивает страх, и ребенок скатывается. Большое влияние на его решение в данном случае оказывают и социальные условия, это может быть мама, которая поддерживает его, или ребята, которые катаются с этой горки.
В отличие от здорового ребенка ребенок-аутист никогда не поедет с этой горки самостоятельно. У аутичных детей, полностью подавлен ориентировочный рефлекс, т. е. у них отсутствует ощущение трехмерного пространства и себя нем. Весь мир для аутистов – это их собственное тело, за рамки которого они не выходят. Такого ребенка можно принудительно спустить с горки или прокатиться вместе с ним, преодолев истерику, можно даже стереотипно научить его скатываться с горки, но он никогда не испытает тех эмоций, того состояния азарта и восторга, которое испытывает здоровый ребенок, он просто будет аутично, безэмоционально совершать механические движения. Потому что ребенок-аутист находится во власти оборонительного рефлекса, во власти «железного» гомеостатического баланса. И когда мы говорим о выводе ребенка из состояния аутизма, в первую очередь подразумевается вывод в актуальное трехмерное пространство форм.

— На чем основана Ваша методика, в чем ее отличие от западной, например, АБА-терапии?
— Основное отличие нашей методики от западной заключается в самом видении человека. Если западные специалисты смотрят на человека, как на биологическое существо, наделенное определенными способностями, то мы рассматриваем человека, как социально взаимодействующую личность. Широко известная в мире АБА-терапия – это адаптивная методика, которая помогает аутисту приспособиться к жизни и позволяет овладеть набором определенных навыков. Наша методика основана на том, чтобы помочь аутичным детям принять окружающее их пространство и выйти за пределы своего тела, помочь им испытать эмоции, присущие здоровым детям. Кто лучше всего сможет ребенку помочь постигать этот мир, если не родители. В этом еще одно отличие нашей методики от западной – за рубежом с детьми-аутистами занимаются педагоги-инструкторы, у нас же основная работа ведется именно с родителями. Аутичный ребенок очень ранимый и беззащитный, он словно сканер считывает информацию с мамы на интуитивном уровне, когда мама раздражена и нервничает, ребенок тут же закрывается и работать с ним становится сложнее. Поэтому, чтобы научить своего ребенка-аутиста быть счастливым и испытывать положительные эмоции, мама сама должна быть счастлива по умолчанию. И эта работа самая сложная, ведь родители приходят к нам в очень подавленном депрессивном состоянии.

— А смогут ли дети, которых удалось вывести из состояния аутизма жить впоследствии обычной жизнью и помнят ли они свое прежнее состояние?
— Аутисты – это другие дети и, выйдя из аутичного состояния, они навсегда останутся другими. Им будет неинтересно многое из того, что интересно обычным детям. Они не помнят своего прошлого, память стирает все, как только они выходят из аутичного состояния. Их нельзя сразу отдать в обычную общеобразовательную школу, ведь все те знания, которые здоровый ребенок приобретает, начиная с младенчества, ребенку, вышедшему из состояния аутизма, приходится наверстывать практически с нуля. Это касается не только знаний и навыков, но и адаптивных механизмов, которые позволяют человеку приспособиться к условиям жизни. Такие дети всегда будут испытывать интерес только к тем направлениям, которые вызывают у них аффектное состояние, именно поэтому среди аутистов так много художников, поэтов, музыкантов. Если у здорового ребенка мы можем наблюдать талант в том или ином направлении и развивать его дальше, то для ребенка-аутиста мы сами намеренно выбираем это направление – это является одним из этапов нашей методики.

— Часто мы слышим истории, в которых родители называют разный возраст детей на тот момент, когда они впервые заметили изменения в поведении ребенка. Кто-то увидел проблему в год-полтора, а кто-то говорит, что до трех лет ребенок развивался нормально и, вдруг, замолчал и замкнулся. С чем это связано?
— Это связано с тем, что существуют разные стадии входа в аутизм, но первые «звоночки» имеют место уже при рождении, просто не все родители это знают. Аутизм – проблема наследственная, генетического характера. Если новорожденный ребенок, когда мама берет его на руки, отводит глаза и сжимается в ответ на ее прикосновения – стоит задуматься об аутизме. Основной симптом расстройства аутичного спектра – это отсутствие зрительного контакта, «огонька» в зрачках ребенка, так называемый «взгляд в пустоту», ведь зрачок у ребенка реагирует не только на световые раздражители, но и на любую информацию. Следующий симптом – это отсутствие ответа на тонкие тактильные ощущения. Здоровый ребенок, в ответ на нежные прикосновения мамы будет стараться прижаться к ней, аутичный ребенок нет. Еще один симптом – это отсутствие реакции на интонацию, т. е. аутичный ребенок не распознает нотки ласки или, наоборот, недовольства. Именно отсутствие ответных реакций на чувства мамы в раннем возрасте может свидетельствовать об аутизме и ранняя диагностика – самая важная деталь в преодолении этого состояния. Другие симптомы, такие как, отсутствие речи и коммуникативных навыков проявляются уже гораздо позднее.
Гомеостазисная проблема с каждым годом все больше «прописывается» в организме ребенка, оставляя свой след в структуре головного мозга, и с возрастом все тяжелее ее преодолеть, а если мама обратит внимание на особенности поведения своего малыша еще в младенческом возрасте, то справиться с ней не составит никакого труда. Причем маме даже не придется кардинально что-то менять. Достаточно лишь немного потренироваться и в течение года придерживаться определенной гигиены общения с ребенком. У ребенка раннего возраста всего лишь отсутствует ориентировочный рефлекс, и необратимые патологические процессы еще не запустились.
Разные возрастные показатели обнаружения проблемы часто обоснованы и тем, что родители ошибочно принимают механическое аутичное запоминание ребенком слов, которые ему постоянно повторяют, за развитие речи.

— Помечу еще несколько десятков лет назад человечество не слышало о диагнозе «аутизм»?
— Раньше большое значение в жизни человека имел физический труд и коллективное общение. А современный образ жизни практически исключает оба этих фактора. Наше общество с каждым годом все больше стремится к индивидуализации, замкнутости. Почему в США такой большой процент аутистов? Потому что индивидуализм для американцев – это не просто философия жизни, позволяющая добиться успеха, это бизнес. Мы окружаем себя комфортными условиями, в которых физическому труду нет места, и отсюда вывод – чем комфортнее и индивидуальнее нам живется, тем сильнее деградирует наше общество. Мы идем по пути аутизации, и, к сожалению, прогноз у человечества в таких условиях неутешительный.

Выражаем огромную благодарность нашему любимому фотографу Татьяна Бегайкина за участие и фоторепортаж.

2017-08-07T15:29:01+00:00